Авторизация



Напомнить пароль
Регистрация

Обо всем / Отрывки

Предлагаю здесь выкладывать интересные небольшие рассказы или отрывки из ваших любимых произведений, которые особенно тронули. Возможно, для других это послужит аннотацией к книге. Выкладываем! Также можно обсуждать особенно заинтересовавшие вещи

Комментарии (11)

RSS свернуть / развернуть
+
0
Моя девушка умерла. Я не помнил себя от горя и поклялся оставаться верным ее памяти. Поначалу это было нетрудно. Моя печаль была так велика, что я даже и помыслить не мог о том, чтобы поцеловать другую. Однако вскоре одна девушка стала проявлять ко мне интерес. Первое время я сопротивлялся.
— Ты очень красивая, — сказал я ей, но все это ужасно преждевременно. Извини.
Это ее не остановило.
Она продолжала нежно меня касаться и кокетливо похлопывать своими накрашенными ресницами. В итоге я сдался и очутился в ее объятиях. Священник попросил нас выйти. Он сказал, что наше шуршание, чмокание и хихиканье мешает остальным скорбящим.

Дэн Роудс, английский писатель
avatar

Mariya

  • 28 мая 2010, 07:30
+
0
Ум - ошибка эволюции. В доисторические времена дети - во всяком случае, так я себе это представляю—гонялись по лесу за ящерицами или собирали съедобные коренья и постепенно, учась у взрослых, становились полноценными членами племени: охотниками, рыболовами, собирательницами... Но если вглядеться попристальнее в эту оптимистическую картину, наверняка обнаружится, что некоторые дети не участвовали в общих работах и играх: они сидели в безопасном месте, у огня, в теплой пещере. Они не могли защититься от саблезубого тигра, не умели охотиться; будь они предоставлены самим себе, они не прожили бы и суток. Они томились целыми днями без всякого дела, но не от лени, нет, они рады были бы носиться вместе со сверстниками, но не могли. Создавая их, природа дала сбой. В племени непременно была какая-нибудь слепая девочка, хромой мальчик и еще один - рассеянный и неуклюжий...Поэтому они весь день торчали на месте стоянки, и поскольку видеоигры еще не изобрели, им только и оставалось, что размышлять, давая полную волю воображению. Всю жизнь они только и делали, что думали, пытались понять окружающий мир, сочиняли разные истории и небылицы. Так и родилась цивилизация—оттого что физически неполноценным детям было нечем заняться. Если бы природа не допускала время от времени брак в своей работе, если бы с ее конвейера всегда сходили безупречные особи, человечество остановилось бы на стадии питекантропов и жило бы себе счастливо без всякого прозака, презервативов и DVD dolby digital.
(Мартен Паж. Как я стал идиотом)
avatar

Elena

  • 28 мая 2010, 12:11
+
0
В каждом городе есть улицы, которые построены под несчастливой звездой. Они совсем необязательно расположены на окраине. Иногда рядом с угрюмыми фабричными корпусами, иногда вдоль железных дорог или автомагистралей, порой у какого-нибудь парка или уцелевшего по недоразумению городских властей оврага. Там неохотно селятся, но и уезжают оттуда редко - будто скованные какой-то затянувшейся дремотой. И жизнь там идет по каким-то совсем другим законам и совсем в другом темпе.
С.Лукьяненко
avatar

Dasha

  • 31 мая 2010, 23:52
+
0
...
СОРОК ЛЕТ СПУСТЯ
Единственное мое желание и самая страстная моя мольба – чтобы мы могли покинуть этот мир вместе; и эта мольба никогда не перестанет звучать на земле, она будет жить в сердце каждой любящей жены во все времена, и ее нарекут молитвой Евы.
Но если один из нас должен уйти первым, пусть это буду я, и об этом тоже моя мольба, – ибо он силен, а я слаба, и я не так необходима ему, как он мне; жизнь без него – для меня не жизнь, как же я буду ее влачить? И эта мольба тоже будет вечной и будет возноситься к небу, пока живет на земле род человеческий. Я – первая жена на земле, и в последней жене я повторюсь.

У МОГИЛЫ ЕВЫ
Адам. Там, где была она, – был Рай.

Дневник Евы. Марк Твен.
P.S Если понравилось, вступайте на сайт " Mark Twain. Обожаем и боготворим! "
avatar

Afina

  • 1 июня 2010, 03:26
+
0
«На западном фронте без перемен» Э.М. Ремарк

Роман «На Западном фронте без перемен» (1929), названный «величайшим европейским книжным успехом всех времен», и по сей день является лучшим произведением о Первой мировой войне. В Германии данная книга наделала много шуму: были антифашистские движения, книги Ремарка запретили. Устраивали их публичные сожжения.

«Эта книга не является ни обвинением, ни исповедью. Это только попытка рассказать о поколении, которое погубила война, о тех, кто стал ее жертвой, даже если спасся от снарядов» Э.М. Ремарк.
(в 18 лет немец Ремарк ушел добровольцем на Западный фронт).

Люди постарше крепко связаны с прошлым, у них есть почва под ногами, есть жены, дети, профессии и интересы. Эти узы настолько прочны, что война не может их разорвать. У нас же, двадцатилетних, есть только наши родители, да у некоторых – девушка. Это не так уж много, ведь в нашем возрасте привязанность к родителям особенно ослабевает, а девушки еще не стоят на первом плане. А помимо этого мы почти ничего не знали: у нас были свои мечтания, кой-какие увлечения да школа; больше мы ничего не успели пережить. И от этого ничего не осталось. Мы стояли на самом пороге жизни. Мы еще не успели пустить корни. Война нас смыла.
Мы видели своими молодыми зоркими глазами, что классический идеал отечества, который нам нарисовали наши учителя, пока что находил здесь реальное воплощение в столь полном отречении от своей личности, какого никто и никогда не вздумал бы потребовать даже от самого последнего слуги.
Вся военная служба в том и состоит, что у одного есть власть над другим. Плохо только то, что у каждого ее слишком много.
Кто, на какой штатской должности, пусть даже в самом высоком чине, может себе позволить что-либо подобное, не рискуя, что ему набьют морду? Такое можно позволить себе только в армии!
Мы просто солдаты, порой угрюмые, порой веселые, но как только мы добираемся до полосы, где начинается фронт, мы становимся полулюдьми – полуживотными.
Все, что мы умеем, – это играть в карты, сквернословить и воевать. Не очень много для двадцати – слишком много для двадцати лет.
Неужели они там, в тылу, никогда не задумываются над этим? Два года подряд стрелять из винтовки и метать гранаты – это нельзя сбросить с себя, как сбрасывают грязное белье…
Мы бежим от самих себя.
Фронт – это клетка, и тому, кто в нее попал, приходится, напрягая нервы, ждать, что с ним будет дальше. Мы сидим за решеткой, прутья которой – траектории снарядов; мы живем в напряженном ожидании неведомого. Мы отданы во власть случая. Когда на меня летит снаряд, я могу пригнуться – и это все; я не могу знать, куда он ударит, и никак не могу воздействовать на него. Именно эта зависимость от случая делает нас такими равнодушными.
Мы превратились в опасных зверей. Мы не сражаемся, мы спасаем себя от уничтожения.
Атака, контратака, удар, контрудар – все это слова, но как много за ними кроется! У нас большие потери, главным образом за счет новобранцев.
Даже если бы нам разрешили вернуться в те места, где прошла наша юность, мы, наверно, не знали бы, чтО нам там делать. Вокруг нас были бы те же виды, мы бродили бы по тем же местам; мы с любовью узнавали бы их и были растроганы, увидев их вновь. Но мы испытали бы то же самое чувство, которое испытываешь, задумавшись над фотографией убитого товарища: это его черты, это его лицо, и пережитые вместе с ним дни приобретают в памяти обманчивую видимость настоящей жизни, но все-таки это не он сам. Мы бродили бы по родным местам как заезжие туристы.
Мы перестали быть беспечными, мы стали ужасающе равнодушными. Допустим, что мы останемся в живых; но будем ли мы жить?
Мы беспомощны, как покинутые дети, и многоопытны, как старики, мы стали черствыми и жалкими, и поверхностными, - мне кажется, что нам уже не возродиться.
Проходит день за днем, и каждый час кажется чем-то непостижимым и в то же время обыденным.
avatar

Karina

  • 11 декабря 2010, 00:38
+
0
И наконец я стою перед родной дверью, и мне вдруг трудно поднять руку.
Вдруг мать берет меня порывистым движением за руку и, запинаясь, спрашивает: «Очень плохо было на фронте, Пауль?» «Нет, мама, не очень. Ведь нас там много и вместе со всеми не так уж страшно» Как еще ответить? Она никогда не поймет этого… И хорошо, что не поймет…
Потом она просит меня рассказать, как было дело, и я сочиняю историю, в которую теперь и сам почти что верю.
Здесь (в комнате) хорошо, и я люблю так сидеть. А вот с людьми мне тяжело.
Я чувствую, как опасно для меня облекать все пережитое в слова. Мне боязно: а вдруг оно встанет передо мной во весь свой исполитанский рост и потом мне уже будет с ним не справиться? Поэтому я ограничиваюсь тем, что рассказываю всем несколько забавных случаев.
Что сталось бы с нами, если бы мы ясно осознали все, что происходит там, на войне?
Я уже не нахожу себе место здесь – это какой-то чужой мир. Конечно, раньше я и жил точь-в-точь, как они, но теперь я уже не могу найти с ними общий язык. Иногда я сижу с кем-нибудь из них в саду ресторанчика и пытаюсь объяснить, какое это счастье – вот так спокойно сидеть; в сущности, человеку ничего больше и не надо. Конечно, они понимают меня, соглашаются, что я прав, - но только на словах.
Здесь живут люди, которых я не совсем понимаю, к которым я испытываю зависть и презрение.
Я невольно вспоминаю друзей – сослуживцев: что они сейчас делают?
Что такое отпуск? Ожидание на распутье, после которого все станет только труднее. Уже сейчас разлука вторгается в него. Мать молча смотрит на меня. Я знаю, она считает дни. По утрам она всегда грустна. Вот и еще одним днем меньше стало.
Сколько все-таки горя и тоски умещается в двух таких маленьких пятнышках, которые можно прикрыть одним пальцем, - в человеческих глазах.
Странно все-таки, как подумаешь, ведь зачем мы здесь? Защищать свое отечество. Но ведь французы тоже находятся здесь для того, чтобы защищать свое отчество. Так кто же прав?
Мы войны не хотим, другие утверждают то же самое, и все-таки чуть не весь мир в нее впутался.
Чей-то приказ превратил эти безмолвные фигуры в наших врагов; другой приказ мог бы превратить их в наших друзей.
avatar

Karina

  • 11 декабря 2010, 00:40
+
0
«Лейна» Елена Петрова
«-Что здесь происходит?! - я вздрогнула от яростного рычания... подозрительно знакомого. Трион. Мама, роди меня обратно... Я заглянула в глаза старшего дроу и попыталась незаметно сползти под стол. Надо же, и не подозревала, что у Триона глаза светятся, когда он злится. То есть, когда он ПО-НАСТОЯЩЕМУ зол!
-Я жду объяс-с-снений! - яростно прошипел темноэльфийский принц, оскалившись в улыбке. Я и раньше замечала, что у дроу другой прикус и увеличенные верхние клыки, но сейчас мне это продемонстрировали наиболее ярко! Блин, куда бы заныкаться на ближайшую пару лет? Я покосилась на наших кавалеров. Гордые Лорды заворожено следили за взбешенным Трионом.
-И чт-то м-мы долж-жны сказа-ать? - проблеял Верриэль.
-Скажи: 'Мы видим тебя, Каа', - не сдержалась я.
-УБЬЮ! - рявкнул дроу. Клинки свистнули, рассекая столешницу на две части.
Упс... А Дариэль говорил, что слабительное начнет действовать только через полчаса!»

Права и обязанности» Пьянкова
«– Сдавайтесь! – грозно велел старший, пытаясь унять сердце, которое бешено колотилось, как воробей в ладонях. Он наконец то сумеет добиться одобрения Владыки!!!
– Сдались, – лениво отозвался сидящий на корточках у костра самозванец, который сосредоточенно помешивал ложкой какое то странное булькающее в котле варево, периодически пробуя его на вкус.
– Ч что?! – ошарашенно пискнул Дариэн, который ожидал чего угодно, но не этого. – Мы пришли вас пленять!
– Пленяйте, – зевая, равнодушно согласился здоровенный мужик в кольчуге.
Подлый узурпатор, посмевший присвоить себе титул Владыки, даже не удостоил молодого ящера своим ответом во второй раз.
Впервые в жизни Дариэн чувствовал себя полным идиотом…»

Оксана Панкеева «Пересекая границы»
«В первый раз он очнулся в гостиной. Вокруг него шатались стены, и ему было очень нехорошо. Он с трудом подумал, что сушеная травка, наверное, содержит какой-то наркотик, и зря он ее так неосмотрительно употребил, да еще после водки. Потом он увидел Шанкара. Мистик сидел рядом и блаженно пялился в пространство. "Смотри, – сказал он с умилением, – Слоники! Голубенькие!" "Где? – не понял Шеллар и завертел головой. – Не вижу. " Шанкар тут же сунул ему самокрутку с травкой и посоветовал затянуться и присмотреться получше. Последовав его совету, Шеллар действительно увидел, как вокруг стола, на котором спала Этель, кружатся милые маленькие слоники. Только не голубые, а розовые. Он сказал об этом Шанкару, и тот авторитетно объяснил, что это, наверное, самочки, и надо непременно их поймать и познакомить с голубыми самцами. Они принялись их ловить, было шумно и весело. Только появившийся из столовой кузен Элмар был почему-то очень недоволен и говорил, что никаких слонов тут нет, а они просто безобразно себя ведут. Наверно, это у него было с похмелья, он всегда в таких случаях становился раздражительным и был всем недоволен.»
avatar

Olesya

  • 12 ноября 2011, 21:45
+
0
1. Макс Фрай «Дебют в Ехо»
«Ближе к десерту, на меня снизошло запоздавшее просветление. Я подпрыгнул в кресле, проглотил непрожеванный кусок, закашлялся, потянулся за водой. В довершение всех бед, я перепутал кувшины и вместо воды залпом выпил чашку крепчайшей "Джубатыкской пьяни". Когда я понял, что произошло, мне оставалось только тупо выпучиться на чашку и продолжать кашлять с удвоенной энергией. Сэр Джуффин с интересом созерцал это представление.
- Откуда такая внезапная тяга к алкоголю? Что с тобой, сэр Макс?
- Я - кретин, - удрученно признался я.
- Возможно, но зачем так переживать? У тебя масса других достоинств. - Утешил меня Джуффин. - А почему, собственно...
- Я совсем забыл про нашего свидетеля. Коробочка! Я собирался поболтать с ней на досуге, но...
Сэр Джуффин просто в лице переменился.
- У меня тоже масса других достоинств, - ошеломленно прошептал Джуффин.»

2. Макс Фрай «Джуба Чебобарго и другие милые люди»
«Когда курьер с пустым подносом удалился, я громко спросил у распахнутой двери:
- Если ко мне в кабинет несут поднос с двумя кувшинами камры и двумя кружками, вы делаете вывод, что у меня просто началось раздвоение личности? Где ваша логика, незабвенная?
- А это для меня, сэр Макс? - Раздался жалобный писк.
- Это - для моей покойной прабабушки, но поскольку она не пришла... В общем, я не сержусь, а камра остывает.»

«Професия ведьма.» Ольга Громыко
«— А вы умеете… летать? — задала я давно мучивший меня вопрос.
Боги не обделили табунщика чувством юмора.
— Смотря откуда спрыгнуть.»

7. «Эртан» Середа Светлана
«Вопросительный взгляд Вереска подсказал, что в Эртане это дивное создание не водится.
- Страус - это такая птица, у нас, на Земле. Правда, она не летает, но в данном случае это не важно. Когда страус встречает опасность, он прячет голову в песок. Думает, что если не видишь опасности, то ее как бы и нет.
- И как же при такой политике ваши страусы еще не вымерли как вид?
- Не знаю, - я озадаченно посмотрела на полуэльфа. - Никогда не задумывалась. Биология не мой конек. Может, их природные враги умирают от смеха? Или от возмущения. - Я воодушевилась. - Вот представьте себе, что вы хищник... ну, не знаю, лев какой-нибудь, и вы гонитесь за страусом. Бежите, бежите, наконец, догоняете его... а там - задница. Что бы вы сделали?
Вереск усмехнулся:
- Я бы тихонько посидел рядом и подождал, пока он вылезет из своего убежища. Исключительно, чтобы посмотреть на выражение его лица, когда он увидит меня снова. А вы?»

«Арийка» Умнова Елена
А)«- Вот-вот! Он всегда приходит сразу к столу! - воскликнул Лехо. - Что бы ни приготовили, он всегда приходит точно тогда, когда все собираются садиться кушать!
- Так разве же это плохо? - удивилась я.
- Плохо, - понурил голову Лехо. - Я всегда опаздываю.»
avatar

Olesya

  • 12 ноября 2011, 21:46
+
0
- Мама, в чем мы перед тобой виноваты? - В том, что вы родились... К. Маккалоу " Поющие в терновнике"
avatar

Marina

  • 15 ноября 2011, 23:25
+
0
- Какого цвета на тебе белье?
-А какое бы ты охотнее всего снял?
хд)... Одиночество в сети.
avatar

Marina

  • 11 августа 2012, 06:23
+
0
Если на душе плохо, надо писать письма… Писать письма тому, кто их никогда не сможет прочесть. Выносишь всю свою боль и страдания на бумагу, и сразу становится легче. Так ты выпускаешь своих демонов на прогулку. Кто знает, может, им понравится гулять, и они больше никогда не вернутся…
Можно написать такое письмо-откровение и сразу же убрать его в самый дальний ящик стола. Если кому-то в руки попадет эта дребедень, призраки поселятся и в ЕГО сердце. Прячь эти листы. Но никогда не сжигай. Сжигая свои мысли, сожжешь часть своего сердца. Просто напиши такое письмо тому, кто его никогда не получит. Я писал это письмо тебе. А потом подумал: «Ну почему же? Эту историю должны узнать многие!» И теперь кто-то незнакомый читает эти строки, обращенные к самому близкому мне существу, и не понимает, что только что впустил в свою душу моих демонов. Теперь они будут жить ТАМ, а мне станет немного легче…
Может быть, когда-нибудь я смогу дышать воздухом и не чувствовать в нем твоего запаха, закрывать глаза и не видеть твоей улыбки. Может быть, когда-нибудь все мои демоны разбредутся по свету и оставят меня в покое…

Мне намного лучше, потому что теперь не только мне одному БОЛЬНО!
(Е. Ничипурук "Больно")
avatar

Anna

  • 2 октября 2012, 19:55

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Вставка изображения