Авторизация



Напомнить пароль
Регистрация

Наше творчество / Телесные наказания в литературе

Добрый день.
В данный момент я пишу эссе о телесных наказаниях в литературе. Сроки крайне ограничены, а именно, до завтрашнего утра. Так как сама сейчас изучаю различные статьи, обуславливающие проблематику с культурно-антропологической точки зрения, прошу прочитавших этот пост вспомнить авторов художественной литературы, в своих книгах пишущих или упоминавших о наказаниях и пытках, будь то Де Сад или Стругацкие, Воннегут или Масодов, и написать название этих книг, и, если придут на ум конкретные цитаты — привести их здесь.
Понимаю, что мало кто сейчас кинется рыться в книжных полках своей памяти, однако, все же надеюсь на вашу помощь.

Комментарии (12)

RSS свернуть / развернуть
+
0
*Ссылки только для зарегистрированных пользователей* Пьер Гийота.
avatar

Felix

  • 19 февраля 2014, 15:14
+
0
Я выбрал следующую комбинацию: одному рабу туго зашили очко и накормили его кротоновым маслом, другого обсыпали сахаром и вываляли в муравейнике, а третьему я выпустил кишки и заставил его съесть их, пока они еще дымились. Четвертого и пятую – мужа и жену – я запер и кормил их собственными детьми, а затем друг другом, всячески увеча их, но не лишая жизни.

Все эти сладострастные приказы вскружили мне голову, и хохмы ради я обезглавливал других рабов и затыкал им трахеи своим пунцовым шомполом, пока остальные по очереди меня содомили. Я не мог оторваться от сей восхитительной забавы до самой ночи, когда отец воскликнул, громко загоготав: «Клянусь Господними мудями, Галахад, уже некому будет приготовить ужин!»

Алистер Кроули *Ссылки только для зарегистрированных пользователей*
avatar

Felix

  • 19 февраля 2014, 15:17
+
0
*Ссылки только для зарегистрированных пользователей*, огромное спасибо за цитаты.
avatar

Snotrariya

  • 19 февраля 2014, 15:30
+
0
Также, если у у кого-то имеются статьи о сложностях издания маргинальной литературы, или же о цензуре маргинальных авторов, очень прошу поделиться.
avatar

Snotrariya

  • 19 февраля 2014, 15:33
+
0
В "Саламбо" Флобера, напрмер, много описаний пыток и наказаний.
avatar

Roman

  • 19 февраля 2014, 15:38
+
0
Их наложили наземь на ровном месте. Часовые расположились замкнутым
кругом и стали пропускать женщин, по тридцать или сорок сразу. Пользуясь
недолгим временем, которое им предоставлялось, женщины бегали от одного к
другому в нерешительности, задыхаясь от возбуждения; потом, склонившись к
их жалким телам, начинали колотить их, как прачки колотят белье;
выкрикивая имена своих мужей, они раздирали их ногтями и выкалывали им
глаза иглами, которые носили в волосах. Вслед за ними приходили мужчины и
терзали их тело, начиная от ног, которые они отрезали по щиколотки, до
лба, с которого они сдирали венки кожи, украшая, ими свои головы.
Пожиратели нечистой пищи были особенно жестоки в своих выдумках. Они
растравляли раны уксусом и сыпали в них пыль и осколки глиняных сосудов;
когда они уходили, другие сменяли их; текла кровь, и они веселились, как
сборщики винограда вокруг дымящихся чанов.
avatar

Roman

  • 19 февраля 2014, 15:50
+
0
У Сорокина ещё в "Дне опричника" есть:

И дело это — страстное, нам очень нужное. От него силы на одоление врагов государства Российского прибавляется. И в деле этом сочном своя обстоятельность требуется. По старшинству надобно начинать и кончать. А стало быть — я первый. Бьется вдовица уже покойного Ивана Ивановича на столе, кричит да стонет. Срываю с нее платье, срываю исподнее кружевное, затейливое. Заламывают Поярок с Сиволаем ей ноги белые, гладкие, холеные, держат на весу. Люблю я ноги у баб, особливо ляжки да пальцы. У жены Ивана Ивановича ляжки бледные, с прохладцей, а пальчики на ногах нежные, складные, с ноготками холеными, розовым лаком покрытыми. Дергаются бессильные ноги ее в сильных руках опричных, а пальчики от напряжения и страху дрожат мелкой дрожью, топорщатся. Знают Поярок с Сиволаем слабости мои — вот и задрожала ступня женская нежная у моего рта, и забираю я в губы дрожащие пальчики, а сам запускаю в лоно ее лысого хоря своего.
Сладко!
Как живой розовый поросеночек на вертеле раскаленном, вздрагивает и взвизгивает вдовица. Впиваюсь я зубами в ступню ее. Визжит она и бьется на столе. А я обстоятельно и неуклонно сочное дело вершу.
— Гойда! Гойда! — бормочут опричники, отворачиваясь.
Важное дело.
Нужное дело.
Хорошее дело.
Без этого дела наезд все одно, что конь без наездника… без узды… конь белый, конь… красивый… умный… завороженный… конь… нежный конь огонь… сладкий… сахарный конек без наездника… и без узды… бес узды… с бесом белым… с бесом сладким… с бесом сахарной узды… с бесом сахарной узды… с бесом сахарной узды… с бесом сахарной узды… даляко ли до пя а а а а а аааааазды ы ы ы ы ы ы ы ы ы!
Сладко оставлять семя свое в лоне жены врага государства.
Слаще, чем рубить головы самим врагам.
avatar

Roman

  • 19 февраля 2014, 15:56
+
0
Сразу почему-то вспомнилось произведение Э.А.По "Колодец и маятник"
avatar

Andrei

  • 19 февраля 2014, 18:07
+
0
*Ссылки только для зарегистрированных пользователей*,

Вчерашний день, часу в шестом,
Зашел я на Сенную;
Там били женщину кнутом,
Крестьянку молодую.
(Н.А. Некрасов)
avatar

Yana

  • 19 февраля 2014, 22:18
+
0
всем огромное спасибо!
avatar

Snotrariya

  • 19 февраля 2014, 22:47
+
0
А почему не вспомнили рассказ Льва Толстого "После Бала"?
avatar

Andrei

  • 22 февраля 2014, 23:08
+
0
а потому что не читали
avatar

Felix

  • 22 февраля 2014, 23:33

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Вставка изображения