Авторизация



Напомнить пароль
Регистрация

Блог им. Andrei / Robert Browning "Childe Roland To The Dark Tower Came"

«Роланд до Замка черного дошел»

Сначала я подумал, что он лжет,
Седой калека, хитрый щуря глаз,
Глядел он — на меня насторожась,
Как ложь приму я. Был не в силах рот
Скривившийся усмешки скрыть, что вот
Еще обману жертва поддалась.

Не для того ль стоит он здесь с клюкой,
Чтоб совращать заблудших? Чтоб ловить
Доверчивых, решившихся спросить
Дорогу? Смех раздался б гробовой,
И он в пыли дорожной вслед за мной,
Мне стал бы эпитафию чертить.

Когда б свернул я, выполнив совет,
На путь зловещий, где, всего верней,
Скрывался Черный замок. Но в своей
Покорности свернул туда я. Свет
Надежды меркнет, гордости уж нет.
Любой конец, но только поскорей.

Так много лет я в поисках бродил,
Так много стран пришлось мне обойти,
Надежда так померкла, что почти
Я сердца своего не осудил,
Когда в нем счастья трепет ощутил,
Что неуспех — конец всему пути.

Так часто мертвым кажется больной,
Но жив еще. Прощанием глухим
Возникнув, смолкнет плач друзей над ним.
И слышит он — живые меж собой
Твердят: «скончался» — «свежестью ночной
Поди вздохни» — «удар непоправим».

Затем, найдется ль место, говорят,
Среди могил семейных, как пышней
Похоронить, в какой из ближних дней.
Обсудят банты, шарфы, весь обряд.
А тот все слышит, и ему назад
Вернуться страшно в круг таких друзей.

И я — блуждать так долго мне пришлось,
Так часто мне сулили неуспех,
Так значился всегда я в списке тех,
Кто рыцарский обет свой произнес
Увидеть Черный замок, что вопрос, —
Не лучше ль уж погибнуть без помех.

Спокойно, безнадежно, где старик
Мне указал с дороги вглубь свернуть,
Там и свернул я. День светлел чуть-чуть.
И мрачно стало к ночи. Но на миг
Багровым оком дымку луч проник —
На то, как схватит степь меня, взглянуть.

И точно, сделав несколько шагов,
Я обернулся, чтобы след найти
Пройденного, надежного пути.
Но сзади было пусто. До краев
Один степной, сереющий покров.
Вперед, мне больше некуда идти.

И я пошел. Бесплодный, гнусный край,
Печальнее я места не встречал. Цветы? —
Еще б я кедров здесь искал!
Но без помех бурьян и молочай
Обильный приносили урожай.
Здесь колос редкой бы находкой стал.

Но нет, нужда с бесплодием кругом
Слились в одно. «Смотри на этот вид,
Иль нет, — Природа, мнилось, говорит, —
Я здесь бессильна. Разве что огнем
Здесь судный день очистит каждый ком
И узников моих освободит».

Чертополоха рослые кусты
Обиты — это зависть низких трав.
Лопух шершавый порван и дыряв
До полной безнадежности
  • 0
  • 6 марта 2012, 00:31
  • Andrei
  • 4

Комментарии (4)

RSS свернуть / развернуть
+
0
найти
Побег зеленый. Видно, здесь скоты
Прошли, по-скотски жизни оборвав.

Трава - как волос скудный и сухой
На коже прокаженных. Из земли
Торчат кровавой поросли стебли.
И конь недвижный, тощий и слепой,
С конюшни чертом выгнанный долой,
Стоит, в оцепенении, вдали.

Живой? - сойти за мертвого он мог.
На бурой гриве - ржавчины налет.
Ослепший... шею вытянув вперед,
Он был смешон, ужасен и убог...
О, как мою он ненависть разжег,
И кару, знать, за дело он несет.

Тогда я в память заглянул свою.
Как ждет вина пред битвою солдат,
Так жаждал я на счастие, назад,
Хоть раз взглянуть, чтоб выдержать в бою.
Завет бойца - "обдумай и воюй".
Один лишь взгляд - и все пойдет на лад.

Но не моею памятью помочь.
Вот Кудберт милый... золото кудрей...
Лица румянец, вот руки моей
Коснулся словно, держит он, точь-в-точь
Как прежде... Ах, одна позора ночь,
И гаснет пламя, холод вновь сильней.

Вот Джайльс встает в сознании моем.
Вот, в рыцари впервые посвящен,
Клянется он, что честь ему закон.
Но фу! Какой пергамент палачом
На грудь ему приколот? Что кругом
Кричат друзья? - Изменник, проклят он!

Нет, лучше настоящая пора,
Чем эта быль. И я иду опять.
Все пусто. Тишь. Что вздумает послать
Навстречу ночь - сову ль, нетопыря?
Но что-то вдруг во мраке пустыря
Возникнуло, чтоб мысль мою прервать.

Подкравшись незаметно, словно змей,
Внезапно мне прорезал путь поток,
Он не был мрачно-медленным, он мог,
Бурля и пенясь, омывать скорей
Копыта раскаленные чертей,
Так в нем клубился пены каждый клок.

Он мелок, но зловреден. Вдоль воды
Склонялись ольхи. В злой водоворот
Стремились ивы, головой вперед, -
Самоубийц отчаянных ряды.
О, то поток довел их до беды!
И равнодушно мимо он течет.

Я вброд пошел. О, как велик был страх,
Что вдруг ступлю на трупа я оскал,
Копьем ища свой путь, я ощущал,
Как вязнет, словно в чьих-то волосах,
Чуть крысу я копьем задел - в ушах,
Казалось, крик ребенка прозвучал.

Теперь уж путь не будет так суров.
Но нет, надежда снова неверна.
Кто здесь топтался? Кем велась война?
Чьей битвой стоптан почвенный покров?
Жаб в луже с ядом? Диких ли котов,
Чья клетка докрасна раскалена?

Так в адский круг был замкнут их порыв.
Среди равнины гладкой, что бойцов
Сюда влекло? Отсюда нет следов...
Сюда их нет... безумие внушив,
То сделал яд. Так турок рад, стравив
Евреев и христьян, своих рабов.

Что дальше там? Не колесо ль торчит?
Нет, то скорей трепало, чьи клыки
Тела людские рвали на клочки,
avatar

Andrei

  • 6 марта 2012, 00:32
+
0
Как шелковую пряжу. То на вид
Орудье пытки. Брошено ль лежит?
Иль ждут точила ржавые клинки?

А вот участок гиблый. Прежний лес
Сменился здесь болотом. Болотняк
Стал пустырем. Безумец, верно, так
Вещь смастерив, - испортив, интерес
Теряет к ней и прочь уходит. Здесь
С песком смешались щебень, грязь и шлак.

То прыщиком, то ярким пупырем
Пестрит земля. Бесплодный каждый склон,
Как будто гноем, мохом изъязвлен...
И дуб стоит. Разбит параличом,
Разинутою щелью, словно ртом,
Взывая к смерти, умирает он.

А цель все так же скрыта, как была.
Все пусто. Вечереет. И никак
Путь не намечен дальше. Но сквозь мрак
Возникла птица - вестник духа зла -
Драконовыми перьями крыла
Меня коснулась, - вот он, жданный знак.

Тут поднятому взгляду моему
Открылось, что равнины прежней гладь
Замкнули горы, если так назвать
Громад и глыб бесформенную тьму.
И как я им попался - не пойму,
Но не легко уйти мне будет вспять.

И понимать я начал - в этот круг
Лишь колдовством сумел я забрести,
Как в страшном сне. Нет далее пути.
И я сдаюсь. Но в это время звук
Раздался вслед за мною, словно люк
Захлопнулся. Я, значит, взаперти.

И сразу вдруг узнал я все кругом:
Как два быка, направо пара скал
Сплелась рогами в битве. Слева встал
Утес облезлый. О, каким глупцом
Я выглядел в безумии своем,
Когда своей же цели не узнал.

Не Черного ли замка то массив,
Слеп, как безумца сердце, там лежит,
Округлый, низкий? В целом свете вид
Такой один. Так бури дух, игрив,
Тогда лишь моряку покажет риф,
Когда корабль надломленный трещит.

Как не увидеть было? Ведь назад
Нарочно день огнем сверкнул в прорыв:
Охотники-утесы, положив
В ладони подбородки, вкруг лежат
И как за дичью загнанной следят:
"Пора кончать, кинжал в нее вонзив".

Как не услышать? Звон врывался в слух,
И все гремело множеством имен.
Как тот был смел, как этот был силен,
Удачлив тот, но все, за другом друг,
Увы, увы, погибли. Вот вокруг
На миг поднялся гул былых времен

И встали все, чтоб жребий видеть мой,
Замкнувши рамой пламенною дол.
Я всех в огне на скалах перечел,
Я всех узнал, но твердою рукой
Я поднял рог и вызов бросил свой:
"Роланд до Замка черного дошел".

"Childe Roland To The Dark Tower Came"

Переводы В.Давиденковой
avatar

Andrei

  • 6 марта 2012, 00:33
+
0
Интересно, как по разному можно перевести поэму.
Этот перевод не видел.
Но встречал еще такие...
________________________________________________
1. Калека древний и седой - он лгал,
И взгляд его наполнен злобой был,
Когда он, объясняя путь, следил,
Как я покорно лжи его внимал -
Беззубый рот, кривившись, выдавал,
Что в мыслях он меня похоронил.
________________________________________________
"Он лгет на каждом слове," - думал я, но все равно пытался истину узнать.
Старик, седой и немощный калека, сверкая злобным взглядом
Украдкою следил, как действуют его попытки мне солгать.
Усмешку подавляя, он все-таки не мог с коварною ухмылкой совладать.
Но опытом огромным обладая, он говорил и говорил со мною рядом,
И был уже готов своею новой жертвою меня назвать.
________________________________________________
не лги мне, бродяга, с глазами злобными!
змеиный обман на твоих губах...
не лги мне, старик, сединой убеленный,
услышу ли истину в этих словах?
уже ли я жертва, тобой уловленная?

Итого - 4 варианта одной поэмы)))
avatar

Vladimir

  • 8 марта 2012, 07:55
+
0
первый перевод, из тех, что указал Владимир я читал. И мне очень даже понравилось)
avatar

Kirill

  • 25 мая 2012, 14:10

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Вставка изображения